вторник, 4 октября 2011 г.

Игра Lost Battles. Битва при Фарсале


Часть третья. Битва при Фарсале

Отчаявшийся выбросить при проверке морали что-то отличное от единички, Владислав уступил место Илье. На этот раз решили сыграть что-то более продолжительное и взяли не греков, а римлян, легионы которых гораздо устойчивее в бою.
Мне достался Помпей Великий. Величие его осталось, очевидно, в прошлом, поскольку в игре он полководец 2-го уровня, как и Марк Антоний. У Цезаря, к слову, 4-й уровень. За этих двух полководцев и взялся сыграть Илья.


Ситуация, как видим, почти равная. Резервного отряда легионеров, которые отразили атаку помпеянской конницы в реальности, здесь нет. Но преимущество Помпея не выглядит значительным: легионеров поровну, по 15 штук, причём у Цезаря все – ветераны, по силе и морали они не отличаются от обычных легионеров, но при форсированном движении совершают не удвоенное, а утроенное движение, то есть ими легче маневрировать. Против двух отрядов ветеранской конницы Цезаря у Помпея есть два отряда обычной конницы и два отряда новичков. Учитывая серьёзные бонусы Цезаря (высокая вероятность отмены хитов, влияние на мораль в соседних областях, удвоенный боевой модификатор), скорее, преимущество именно у него. Впрочем, для победы нужны не только талант, но зачастую и удача.

Игра Lost Battles. Битва при Делии


Часть вторая. Битва при Делии

Для второй игры мы выбрали сценарий посложнее, битву при Делии: тут и холм, и река со специальными правилами. И правила, надо сказать, непростые. Например, гоплиты получают за холм два модификатора: один +1, другой -1, итого ноль. Правило об атаке в реку и из реки тоже вызвало вопросы.


Я играл за белых (беотийцев). Моя задача была удержать холм. Никакого особого плана у меня не было – я собирался стоять на холме и отбивать атаки.

Игра Lost Battles. Битва при Марафоне



  

У книголюбов и поклонников фентези есть человек, которого называют просто – Профессор. Это англичанин Толкин. Человек, заслуживший почёт и уважение, созданием и глубокой проработкой своего мира. У нас, варгеймеров, тоже есть свой Профессор – это Филипп Сабин Philip Sabin, тоже англичанин. Ему удалось создать и не менее глубоко проработать модель боевых столкновений античности. Причём, если многие дизайнеры идут от механики к игре, то главной задачей, которую ставил перед собой Сабин – это именно наибольшая реалистичность и историзм системы. Аналогия между Профессорами продолжается и дальше, при критике их творений. Например, «Сильмариллион» Толкина – это уже совсем не приключенческий роман, а настоящая историческая хроника, более интересная не рядовым читателям, а историкам. Так и правила Сабина – уже не столько игра, а именно симуляция битвы, оставляющая довольно небольшое место собственно решениям игрока. 
Взять хотя бы модификаторы, которые составляют практически половину правил (а то и больше!). Могу сказать по собственному опыту, что без их знания трудно задумывать какие-то тактические изыски. Для того, чтобы использовать правила в полной мере, нужно их знать практически наизусть, чтобы оценить риски и перспективы манёвров, более сложных, чем простая борьба «стенка на стенку».
Впрочем, от рецензии правил, возможно, поспешной и поверхностной, пора перейти к описанию событий, которыми она была вызвана.